Katia Lexx (katia_lexx) wrote,
Katia Lexx
katia_lexx

Categories:

Известный фотограф Владимир Ролов

Известный фотограф Владимир Ролов и его книга "Фотографии с рассказами из 80-х"
Владимир Ролов

Эта книга рождалась долгие десятилетия и каждый снимок на ее страничках имеет свою собственную историю. Их автор — фотожурналист с сорокалетним опытом — поставил перед собой задачу не столько формально, сколько эмоционально связать текст и фотографии в одно целое.


Начав карьеру фотографа в областной сибирской газете,Владимир Ролов работал в московской редакции газеты «Советская Россия» заместителем заведующего отделом иллюстрации. В 1990 году уехал в Германию для продолжения учебы в Университете Байройта на факультете социальной педагогики и психологии, и около десяти лет проработал по профессии в Баварии.
В 1999 году – победитель фотоконкурса в AWO BAYERN (Германия).

С 2005 началось сотрудничество с Баварским издательством «Groh», которое выпустило 2 календаря со снимками и 6 книг.

Первая персональная фотовыставка прошла в 1989 году в замке князя и княгини Вальдек (Германия) по их инициативе.

Следующая выставка состоялась в 1991 году в городе Химмелькрон по инициативе мэрии города в помещении протестантского собора.

В 1992 году Сберегательный банк Германии и организация Arbeiterwohlfahrt организовали из моих работ международную передвижную выставку, которая демонстрировалась в Европе и Соединенных Штатах».

С 2001 по 2008 год занимался тонкими фотографическими исследованиями глаза в клинике Франкфурта-на-Майне. Начиная с прошлого года, полностью перешел в журналистику.


«Родился в 1953 г. на Южном Урале. Первую камеру получил в восемь лет, а вот к фотографии приобщился на год раньше. Кто прошел «мокрую фотолабораторию», поймет коллегу с первого слова: сульфит. Его запах, запах фиксажа, запах гидрохинона и ацетатной пленки – запахи моего детства. Восторг от фотографии:
- чувство дома, чувство уюта, когда оказываюсь в красном свете лаборатории;
- чудо возникновения фотографии на совершенно пустом до этого листе. Вся химия процесса давно ясна, а восторг – остается;

"Зачем?" я фотографирую.

Учитель фотографии, чрезвычайно дорогой мне человек Ефим Исаакович Гритун постоянно долбил мою голову этим вопросом. Как человек осторожный, решил спросить и у других. Впопрос деликатный, задавать его следовало ненавязчиво, в исключительно тактичной и интеллигентной форме, чтобы с самого начала не отбить желание коллеги отвечать.

- Игорёха, какого чёрта ты забыл в фотографии? С каких это кислых щей схватился сто лет назад за свою дурацкую "смену-8"?
- Ну-у, видишь ли... - мямлил Игорь Залётнов (серебряная медаль в Уорлдпрессфото за снимок о Сахарове)
- Напрягись, Игрёк, ответь!
- Да я ничего больше делать не умею! Был совсем мальчишкой, когда втянулся в фотографию. Знаешь ведь, как оно? Фотостудия Дворца пионеров, потом пара-вторая публикций в газете, потом выбирать: в политех или на журналистику. А дальше работа в газетах, для книг, для фотовыставок... Знаешь, в фотографии я ощущаю себя совершенно свободным... Да, вот, она, причина! Я снимаю, потому что нигде больше так не свободен, как в фотографии.

Я отметил: ощущение творческой свободы. Ясно. Спрошу теперь других.

Олежка Волонс, американский фотолюбитель.
- Зачем? Меня аж трясёт от восторга, когда вижу, что сделал хорошую карточку!
Угу: творческий оргазм.

Виль Гурьян, болгарский брат:
- Деньги нужны всегда, хорошие снимки тоже. Мы меняемся: я хорошие снимки за деньги, они - хорошие деньги на снимки. Гармония.
Тоже мне, открыл Америку.

Наташа Верба, белорусская сестра:
- Я снимаю, чтобы доказать: женщинам в фотографии дано от Бога не меньше, чем остальным.
В своём феминизме Наташка не знает удержу. Может, поэтому отлично снимает?

Манфред Мюллер, работник налогового управления, фотоюбитель:
- Знаешь, приятно, когда тебя хоть на какое-то время перестают беспричинно ненавидеть, наоборот - восхищаться твоими работами.
Беспричинно? Налогового инспектора? Вы только гляньте, каков циник!

Сальваторе да Сильва, певец-тенер обнажённой натуры:
- Почему я снимаю? Это не я снимаю, но моя влюблённая душа! Восторг от небесн6ого ангела в испостаси женской, от божественных форм самого прекрасного существа в мире, от света, исходящего из этого драгоценнейшего из сосудов с...
- Эй, Сальваторе, ты что, в очередной раз влюблён?
- Что значит, в очередной? Здесь не может быть очередности! Я не могу одну богиню предпочесть другой, служу моим скромным аппаратом всем им одновременно!
Испанская причина фотографирования.
Что же это получается, у каждого своё?
Вот именно.

А я? Я-то что забыл в фотографии, почему снимаю?
Потому что чувствую себя в фотографии предельно свободным, потому что балдею от хорошо получившихся снимков, потому что могу их продать, потому что доказываю Наташке, что и "остальные" тоже умеют снимать; потому что в восхищении от женщин и рад им служить своей камерой (о, как восхитительно служить им!), и что, когда фотографирую, чувствую себя человеком как Манфред Мюллер.



Владимир Ролов


Занесло меня в Иваново в детскую больницу.
Стою в коридоре, жду. Рядом клубятся первоклашки, пришли на прививки. Когда очередной уколотый выламывается из кабинета, толпа летит к нему узнать: больно? не больно? Ну, ясно, когда укол позади, всякий хорохорится - ему хорошо, все страхи бесследно забыты. Те, что остались, тоже гонят друг перед другом картину «Я укола не боюсь, если надо - уколюсь», а сами от страха икают. Одна девочка держится отдельно. Замечаю, уже два раза сбегала в туалет, а когда дверь прививочного кабинета открывается, для того чтобы слопать следующего первоклашку, девочка старается затереться за спины остальных. А один раз начала даже потихоньку перемещаться по стенке к выходной двери, да учительница перехватила. Ага, думаю, дай-ка я достану камеру. Постучался к врачам, попросился поснимать - разрешили. Жду ее, эту трусиху, а в животе бабочки порхают - у меня всегда так, когда кадр «идет». Все привились - девчонки нет! Выглядываю в коридор - и там нет! Где? «В туалете сидит», -кривит губы учителка. Ждем. Появляется. Надо видеть, как переставляет ноги: словно пудовые гири на цепях. Заходит в кабинет, оглядывается, принюхивается - и заворачивает обратно. Медсестра, та, что делает уколы, проявляет чудеса психологии и знания детской души - показывает девчушке шприц и иглу: вот, смотри, это же совсем маленькое! У первоклашки начинают трястись губы и подламываются коленки. Она бы заплакала, да учительница колется глазами через очки. Стоять уже не может, кладут на пузо на стол. Ну и колют. В попу. Я же, счастливый по ватерлинию, по уши, по макушку, снимаю, как кинокамера. Передергиваю затвор с быстротой мухобойки. Так и обогатился еще на одну хорошую фотографию.

Владимир Ролов


Представьте себе: Новосибирск, январь, лёгкий морозец – минус 22 по Цельсию. В жилищно-коммунальной конторе (бесценный источник информации!) узнаю много интересного о жильцах одного очень любопытного дома по улице Российской. Кто чем дышит, кто кому кем приходится, кто с кем живёт, - всё они знают! ЖЭКовцы немного разочарованы тем, что журналист не ищет ни коммунистов, ни академиков, ни Героев труда, а надо ему видите ли, бабушек-подружек. Ну и тема! Да это же самые зловредные существа по подъездам, первые жалобщицы по поводу и без повода, разбирай потом их каракули, да ещё и реагируй на них. Хотя, вообще-то, есть и невредные, вот хотя бы Вера Веровна и Лида Лидовна (прозвища у них такие). Эти ничего, эти хорошие, подружки – не разлить водой. В гости? К ним? А чего там делать - бабки и бабки. Ну ладно, пойдёмте.

Снимал я подружек, может, целый час. Как только наведу на них объектив, Веру Веровну и Лиду Лидовну как подменяют. С древности сидит у них в голове штамп: если фотографироваться, то "сурьёзно" и чтобы рука на плече. Без камеры общаться - замечательные бабушки, хохотуньи. А как наведёшь объектив - обе стекленеют. Господи, что делать? Взял в отчаянии и сказал: "Бабушки, поговорите, что ли, о дедушках!" И сделал этот снимок. Чутьё мне шепчет: "Беги быстро к коллегам в газету, прояви плёнку, чую, хорошая карточка!" А между тем мороз усилился, уже минус 31. Перемотал плёнку в кассету и засунул её под рубашку. Так и приехал в лабораторию, ни жив, ни мёртв, нос как у алкоголика, но негатив довёз в целости. На следущий день, продолжая очерк о доме по Российской, заглянул к старушкам и подарил карточку. Бабушка Вера посмотрела на неё, прыснула в ладошку, стукнула меня кулачком по груди и воскликнула: "У, чёртов фотограф!" Это самый сильный комплимент, который мне когда-либо доводилось слышать. Ну... ладно, пусть чёртов фотограф. Бабе Вере виднее.



Владимир Ролов

Кулинарный техникум

Владимир Ролов

Какую?

Владимир Ролов

Первая зарплата

Владимир Ролов."Мильён алых ро-о-о-оз"

"Мильён алых ро-о-о-оз..."

Владимир Ролов

Деревенское танго

Владимир Ролов

Педсовет.

Владимир Ролов

На спор

Владимир Ролов

Душевный портрет

Владимир Ролов

Мудрый портрет

Владимир Ролов

Свидание

Владимир Ролов

Болельщики.

Владимир Ролов

Хлеб наш насущный.

Владимир Ролов

Династия.

Владимир Ролов

Конец побывки

Владимир Ролов

Вечная история

Владимир Ролов

Синхрофазатрон

Владимир Ролов

Вторая после директора

Владимир Ролов

Нагоняй от месткома

Владимир Ролов

Пятница

Владимир Ролов

Дежурные по кухне


отрывки из книги взяла здесь
Tags: история одной фотографии, советское фото, фотограф
Subscribe

promo katia_lexx june 30, 2010 19:11 48
Buy for 100 tokens
В Канаде проживают 34 млн человек Канадские ученые пришли к выводу, что употребление марихуаны способствует росту новых мозговых клеток. Папа Римский Бенедикт XVI сообщил, что канадские законы противоречат канонам Католической церкви, и обвинил политиков этой страны в том, что они игнорируют…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments