Katia Lexx (katia_lexx) wrote,
Katia Lexx
katia_lexx

Categories:

Роковая женщина - Evelyn Nesbit

Evelyn Nesbit

Имя шестнадцатилетней фотомодели и танцовщицы Эвелин Несбит замешано с одном из крупнейших скандалов Америки начала прошлого века. Ее муж, эксцентричный миллионер и плейбой Гарри Тау, в припадке ревности убил ее бывшего любовника, знаменитого нью-йоркского архитектора Стэнфорда Уайта, на глазах у множества людей в одном из ресторанов Нью-Йорка

Жаркий ветреный вечер 25 июня 1906 года. На плоской крыше недавно построенного Мэдисон-сквэр-гарден, одного из самых красивых зданий Нью-Йорка, в расположенном на открытом воздухе ресторане-кабаре собрались лучшие люди города.
Огромный дом выстроен в мавританском стиле: арки, колонны, тридцатидвухэтажная башня-минарет... На ее вершине натягивает лук, выбирая цель, нагая Диана - когда построивший здание архитектор Стэнфорд Уайт увенчал его голой женщиной, Нью-Йорк был шокирован.
В театрике зеленеют посаженные в кадки пальмы, горят разноцветные лампочки, за столиками расположились железнодорожные короли, известные юристы, политики, газетчики, банкиры, звезды шоу-бизнеса... Смокинги, вечерние платья, прекрасные женщины, звон бокалов, бойкая шансонетка: публика пришла на модную премьеру - мюзикл "Мамзель Шампань". Действие началось минут десять назад, а зрители все еще прибывают и прибывают: внизу, у ведущих на крышу лифтов, даже выстроилась небольшая очередь. Здесь все друг друга знают: рассаживаясь за свои столики, вновь прибывшие раскланиваются в разные стороны - промышленники улыбаются финансистам, адвокаты кивают однокашникам по Гарварду...
Темнеет, внизу загораются фонари, витрины: вечер, который газеты загодя окрестили "одним из главных светских событий месяца", начинается очень приятно. Никто не догадывается о том, что произойдет через несколько секунд.

Evelyn Nesbit


У самой сцены, сидит холеный, безупречно одетый ярко-рыжий господин средних лет. Этот человек ведет себя как театральный завсегдатай: помахивает хористкам, перемигивается с заканчивающей арию актрисой. Черное Пальто слегка колеблется, но тут примадонна заводит песню "Я могу любить миллион девчонок" - и молодой человек решительно направляется к сцене. Он останавливается прямо напротив веселого театрала, тот мгновенно перестает улыбаться и отводит глаза.
- Больше ты не подойдешь к этой женщине!
Сказав это, странный зритель засовывает руку за отворот пальто, и через секунду в ней оказывается небольшой револьвер. Раздаются три выстрела, и лицо бонвивана превращается в кровавую маску. Он падает навзничь, столик опрокидывается... Черное Пальто медленно выбрасывает из барабана револьвера оставшиеся патроны и идет к лифту. Шансонетка продолжает петь: на сцене решили, что это розыгрыш - в 1906 году подобные шутки считались последним писком нью-йоркской моды. Ошеломленные зрители молча смотрят на вытянувшееся на полу тело, на расползающееся вокруг головы кровавое пятно - так проходит несколько мгновений, затем раздается женский визг.

Evelyn Nesbit


Убийца идет к лифтам, небрежно помахивая револьвером, люди шарахаются в стороны, оркестр замолкает. У лифта к нему бросается женщина в открытом платье из тончайшего белого сатина: огромные голубые глаза, матовая кожа, каштановые кудри до плеч...
- Что ты натворил, дорогой? Что же ты натворил?
- Успокойся, милая, все в порядке. Возможно, я спас тебе жизнь.
К нему уже спешат полицейские, через минуту на запястьях убийцы защелкнут наручники. Его уводят; жена, спотыкаясь на высоких каблуках, семенит следом.
Официант поднимает с пола белую скатерть и накрывает ею тело, словно саваном. Вокруг мертвеца толпятся люди.
- Это же Стэнфорд Уайт!
Стэнфорд Уайт был известнейшим архитектором. Он строил для миллиардеров: Асторы и Вандербилты жили в спроектированных им особняках. Уайт построил модные клубы "Барашки" и "Ручьи", декорировал церкви Святого Варфоломея и Вознесения Христова; его произведением был и Мэдисон-скуэр-гарден. Респектабельный, очень богатый, он считался законодателем стиля: архитектору-миллионеру Уайту подражали нью-йоркские денди, его имя в списке основателей гарантировало успех клубу. Он казался безупречным: безукоризненно одевался, великолепно себя держал, жил как король, но при этом считался уважаемым и нравственным человеком.
О последней вечеринке Уйата, которую тот закатил здесь же, в своей огромной квартире на последнем этаже башни Мэдисон-сквэр-гарден, ходили легенды. На десерт подали огромный торт, из него вышла юная балерина Сузи Джонсон, закутанная в прозрачный шифон, и станцевала прямо на столе. А семья покойного тем временем мирно ужинала дома: Уайт вел двойную жизнь, и это никого не удивляло.

Stanford White
Evelyn Nesbit


Спектакль отменили, зрители медленно расходились - они были так потрясены, что лицо убийцы успели разглядеть немногие. А тот уже давал показания в полицейском участке.Сын Уильяма Toy из Питтсбурга,наследник недавно отошедшей в мир иной старой пираньи, сколотившей свои миллионы во время железнодорожного бума.




А на следующий день началась уже общенациональная истерия. Еще бы, сыновья миллионеров не часто убивают знаменитых архитекторов, да еще в общественных местах! Присяжные моралисты ничего толком не знали, но дружно аплодировали Toy-младшему. Знаменитый публицист Энтони Комсток тут же написал, что молодой человек наверняка вступился за честь жены и ему надо поставить памятник. Газетчики фантазировали, читатели ужасались, пресс-секретарь Белого дома сказал, что президент Теодор Рузвельт лично следит за происходящим.Но никто не сомневался,что все дело в молодой жене Гарри Toy, двадцатидвухлетней красавице Эвелин, в девичестве Несбит, бывшей танцовщице знаменитого ансамбля "Флородора". Об остальном приходилось только догадываться. Был ли Уайт ее любовником? А может, он просто за ней ухаживал, и известный своим бешеным характером Тоу-младший не сумел сдержаться?

Итак, Эвелин... Дочь питтсбургского юриста, в восемь лет осталась без отца. Мало-помалу ее мать распродала свои побрякушки, и началась нищенская, безнадежная жизнь: дешевые меблированные комнаты, штопаные платья, дырявые башмаки и голод, постоянный голод, изматывающий, доводивший до отчаяния...
Младший брат Эвелин устроился мальчиком на побегушках, но он был так слаб и тщедушен, что через неделю его уволили. Судьба семьи вырисовывалась ясно - вниз, на городское дно, в ночлежки, к передвижным кухням, где раздают бесплатный суп. Несбитов спасло то, что к четырнадцати годам Эвелин стала писаной красавицей.

Evelyn Nesbit
«Evelyn Nesbit» на Яндекс.Фотках

Это рисунок художника Джона Шторма - на нем девочка выглядит феей из сказки. Фотография, напечатанная в журнальчике "Sunday World". Рецензия на выступления "Флородоры" - а в ней сказано, что в ансамбле появилась необыкновенно красивая и, надо надеяться, талантливая дебютантка.
Двухуровневая квартира в башне Мэдисон-сквэр-гарден. Внизу центр Нью-Йорка, на столах - серебро и хрусталь: Стэн Уайт обедает с шестнадцатилетней Эвелин, ее подругой и избранными друзьями. Он увидел ее на сцене, и его старая знакомая, солистка "Флородоры", устроила их знакомство. Легкая остроумная беседа - домой она вернулась окрыленная.Через неделю Уайт устроил брата красотки в военное училище, и мать девушки полюбила его всем сердцем. Вскоре Уайт отправил Эвелин к своему дантисту: плохие зубы могли погубить ее карьеру.
Это стало началом прекрасной дружбы: после спектаклей "Флородоры" архитектор провожал девушку домой.Однажды, когда ее мать уехала в Питтсбург, он пригласил Эвелин к себе,чтобы отметить последнюю премьеру ее ансамбля.




Легкий ужин вдвоем, комната, где сверху свисали обитые красным вельветом качели: хохочущая Эвелин взлетала до потолка и пыталась пробить ножкой дыру в огромном бумажном японском зонтике, которым размахивал Уайт. Еще пара бокалов шампанского - и у нее закружилась голова. Уайт отнес ее в спальню и попросил накинуть желтое японское кимоно. Он целовал ей ноги, а потом достал из шкафа большой фотоаппарат и щелкнул вспышкой. Эвелин смеялась, глядя на свое отражение в зеркале: ей нравилось, что она похожа на японку. Затем вдруг перед глазами все поплыло, и она перестала воспринимать окружающее. Очнувшись, девушка увидела красное пятно на льняной простыне.
Рыдания, упреки, угроза самоубийства и... капитуляция. Да и кто смог бы устоять перед таким чудовищем, как Уайт?

Evelyn Nesbit


Эвелин Несбит была очень хорошей девочкой. Умненькой, порядочной, знающей, что такое долг: с четырнадцати лет она кормила неработавшую мать и младшего брата. На судьбу Эвелин не жаловалась - она просто тянула свой воз: по вечерам выступала на сцене, днем позировала художникам и фотографам, и почти все, что зарабатывала, уходило на квартиру, отопление и еду. Добра и участия в своей жизни она видела мало, и мужчине, чтобы заставить ее полюбить себя, было нужно немногое-, чуть-чуть ласки, кое-какую помощь - оплатить счета, Стэн Уайт так и сделал, и девочка привязалась к нему душой и телом.

Evelyn Nesbit


Эвелин считалась одной из самых прелестных девушек своего поколения, ее внешность идеально соответствовала викторианскому стандарту "девственной красоты". К тому же у нее был чудный голос и хорошие актерские способности. Но цены всему этому она не знала: девочка получила пуританское воспитание и не годилась в охотницы за богатыми мужчинами.
Вскоре на Эвелин обратил внимание еще один плейбой Гарри Toy он считал эту девушку лучшей дичью Нью-Йорка и собирался ее непременно заполучить.

Evelyn Nesbit
«Evelyn Nesbit» на Яндекс.Фотках

О Гарри ходили смутные слухи: никто из подружек-хористок не знал, в чем, собственно, дело, но всем казалось, что с ним лучше не связываться. Правда выплыла наружу только через десятилетия: оказалось, что у Гарри Toy были собственные апартаменты в лучшем нью-йоркском борделе, принадлежавшем Сузан Меррил. Он выдавал себя за продюсера и заманивал туда провинциалок, приехавших в Нью-Йорк делать карьеру, - Гарри обещал устроить их в кино или на сцену. Иногда из его покоев доносились истошные женские крики, но это никого не тревожило: арендная плата с лихвой покрывала подобное беспокойство. Однажды, когда женщина кричала особенно страшно, мадам Меррил набралась смелости и заглянула в комнату.
К кровати была привязана голая девушка, а Гарри Кендалл Toy изо всех сил бил ее хлыстом для собак - всю спину бедняжки покрывали кровавые рубцы.
Но оснований для недовольства у хозяйки борделя не было: те, кого Гарри Toy приводил в этот дом, впоследствии пополняли ее персонал.

Evelyn Nesbit
«Evelyn Nesbit» на Яндекс.Фотках

Гарри Toy начанает ухаживать за Эвелин. Он встречает ее после спектакля и отвозит домой, засыпает приглашениями на ленчи и обеды, дарит ювелирную мелочь от Тиффани. Отделаться от назойливого кавалера она не могла - начинающая артистка не должна обижать влиятельных людей.Архитектор Уайт по-прежнему о ней заботился, но его страсть понемногу угасала: Эвелин повзрослела, она больше не была ребенком. кое что происходит в ее жизни,18-няя Эвелин знакомится с 20-оетним Джоном Бэрримором, отпрыском знаменитой актерской династии, позже давшей американскому кино очаровательную Дрю Бэрримор. Тогда он был просто веселым пьяницей, обаятельным шалопаем без гроша за душой. Их любовь оказалась такой стремительной, что между знакомством и первыми признаками беременности прошло совсем немного времени. Джон был порядочным человеком,он делает предложение,но матушка Эвелин,приходит от этого в ужас.
Замуж?.. За начинающего актеришку?.. Кто же в таком случае будет кормить семью?..

Evelyn Nesbit


Она устроила дочке головомойку, и помчалась за помощью к Уайту. Тот отправил Эвелин в Нью-Джерси, в дорогой интернат для девушек. Гарри Toy тотчас об этом узнал и поехал следом.
Когда Эвелин понадобилось прооперировать аппендицит (на самом деле пришла пора делать аборт), поклонник-миллионер отвез девушку в Нью-Йорк в собственном вагоне. Он каждый день навещал Эвелин в больнице, заваливал ее подарками - среди них было даже пианино. Эвелин вернулась домой бледная, исхудавшая, несчастная, и Гарри пригласил ее и миссис Несбит в путешествие по Европе: нет лучшего средства, чтобы прийти в себя после болезни.В Париже Гарри предложил Эвелин руку и сердце, но она ему отказала. Гарри ее пугал, и, чтобы раз и навсегда покончить с этой историей, девушка рассказала ему об ужине со Стэнфордом Уайтом, красных бархатных качелях, шампанском, желтом кимоно и о том, что произошло потом. Она опозорена и не может войти в его дом - это унизит семейство Toy.
Тем же вечером Гарри отправил мать Эвелин домой, и в Германию они поехали вдвоем.

Evelyn Nesbit


В замке Катценштайн, игрушечной крепости, примостившейся на краю скалы, Гарри Toy пробрался в комнату Эвелин в час ночи в одних кальсонах и с хлыстом в руке. Он бил ее, не обращая внимания на крики, потом изнасиловал, а затем - и это было самое страшное - упал на колени и разрыдался. Toy плакал: "Это ужасно, теперь ты будешь считать меня животным!", а Эвелин, добрая душа, его утешала. На следующее утро они отправились дальше: мать не оставила Эвелин ни монетки, и ей некуда было деться от Гарри Toy.

Evelyn Nesbit


В конце концов пара вернулась в Нью-Йорк, и он докучал ей еще год, пока к Эвелин не приехала мать Гари и не попросила ее выйти замуж за своего сына. На этот раз Эвелин согласилась: Стэнфорд Уайт охладел к ней, сценическая карьера шла ни шатко ни валко, а "питтсбургский принц" добивался ее несколько лет, такая возможность устроить свою жизнь заставляла на многое закрыть глаза.
Так Эвелин стала миссис Toy и переселилась в Питтсбург, в большой дом, где кроме молодоженов жила Матушка Toy. Радости в новой жизни было немного: питтсбургский высший свет не принял бывшую танцовщицу, и Эвелин приходилось скучать без подруг. Гарри же становился все более странным: он то засыпал жену подарками, то бил ее, выпытывая подробности ее любовных утех с Уайтом.Он ходил с револьвером даже дома и говорил, что избавит мир от чудовища, нового Минотавра, питающегося девственницами.

Evelyn Nesbit

Эвелин в образе Крааной Шапочки

И этот день наступил 25 июня 1906 года.Ее мужа ждал электрический стул.но матушка Гарии берется за дело и организовывает защиту сыну по самому высшему разряду. Публикации в газетах: "Вашингтон пост", к примеру, назвала Гарри "благородным, хоть и слабовольным молодым человеком" и обрушилась с обличениями на находящееся в глубоком моральном упадке общество. Мнения психиатров: знаменитый доктор Карл Викланд из Чикаго считал, что, стреляя, Гарри Toy был невменяем и его надо не судить, а лечить.
Прокурор Уильям Джером мог сколько угодно говорить о том, что деньги клана Toy не повлияют на решение суда и убийца заслуживает самого сурового приговора.Но общественное мнение уже сформировалось: Уайт превратился в чудовище, Гарри стал победителем дракона. И все же от электрического стула его спасли только показания Эвелин.

Evelyn Nesbit


После того как первое жюри присяжных не смогло прийти к единому мнению, было назначено второе заседание. Эвелин явилась на него в матросской блузе с отложным воротничком и трогательной шляпке с искусственными цветами - она была так хороша, что этот наряд тут же стал последним писком нью-йоркской моды. Ее голос был по-девичьи звонок, голубые глаза ясны: казалось, что про обед в квартире Уайта, красные качели, бумажный зонтик, шампанское и желтое кимоно рассказывает четырнадцатилетний подросток. Присяжным и публике было неловко, небрежно откинувшийся на прутья клетки для подсудимых Гарри Toy с нежной, понимающей улыбкой смотрел на жену. Его признали невменяемым и приговорили к пожизненному заключению в больнице для душевнобольных преступников - Гарри поехал туда в отдельном вагоне, в компании друзей, запивавших паштет из гусиной печени французским шампанским. На станциях поезд приветствовали толпы поклонников, готовых нести благородного рыцаря на руках, в окна вагона летели цветы, вспыхивали блицы фотоаппаратов. Гарри наслаждался триумфом, Матушка Toy готовилась вытащить его из лечебницы. Эвелин чувствовала себя совершенно счастливой: ее ожидали деньги и свобода, а ведь она еще так молода! Правда, пока Матушка Toy не дала ей ни цента, пришлось подождать и с разводом: Гарри пока находился под замком, ему для поддержания положительного образа была нужная верная и любящая жена. Скандальный развод мог разрушить его репутацию.

Evelyn Nesbit


Так прошел год, за ним второй и третий. На четвертый Эвелин родила мальчика: журналистам она сказала, что Гарри подкупил охрану и ей удалось провести с ним ночь в тюрьме. На седьмой год Гарри Toy сбежал из лечебницы. Он сумел добраться до Канады; там, в приграничном городке, его арестовали и депортировали в США. Но в 1915 году Мамаша Toy добилась пересмотра дела, и нью-йоркский суд решил, что Гарри выздоровел. Газеты пожелали Гарри и Эвелин скорейшего воссоединения и дружной совместной жизни, посвященной их маленькому сыну. Но Гарри Toy тут же отказался от ребенка и подал на развод. Из денег, обещанных Матушкой Toy, Эвелин не получила ни цента.
Их пути разошлись: через год Гарри выпорол хлыстом десятилетнего мальчика, вновь попал в ту же больницу и вышел из нее только через семь лет. Освободившись, он много путешествовал, развлекался, выдавая себя за известного продюсера, соблазнял хорошеньких девушек. Умер он в 1947 году, к тому времени из сорока миллионов у него остался только один.

Evelyn Nesbit


Эвелин пережила его почти на двадцать лет, и все эти годы ей приходилось бороться с судьбой. Она играла в водевилях, снималась, постарев, работала управляющей небольшого ресторана, занималась керамикой... Ей не везло с мужчинами, постоянно не хватало денег, но она не отчаивалась. Эвелин жила ради сына, и тот не обманул ее ожиданий.

Evelyn Nesbit


Рассел Toy стал одним из самых известных американских авиаторов, воздушным каскадером, впоследствии - героем Второй мировой войны. Он удачно женился, и Эвелин доживала свой век в его семье в окружении внуков. Те, кто знал ее в старости, говорили, что она производила впечатление совершенно счастливой женщины.

Evelyn Nesbit with Joan Collins

Evelyn Nesbit with Joan Collins
Tags: celebrities, знаменитости, история жизни
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments